Алиби – хорошая штука, если оно есть. Прекращение уголовного дела, в части уголовного преследования по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ на основании п. 1 ч.1 ст. 27 УПК РФ

Как-то весной 2013 года ко мне за оказанием адвокатской помощи по уголовному делу обратился уже не молодой мужчина пенсионного возраста. Он поведал мне историю, что в один из прекрасных весенних дней был остановлен полицейским нарядом, от которого он узнал, что находится в федеральном розыске, якобы за совершение особо тяжкого уголовного преступления, которое было совершено в дальнем Подмосковье.

Его тут же доставили в следственное управление, которое расследовало данное уголовное дело по факту разбойного нападения.

В те же сутки ему было предъявлено обвинение в организации и непосредственном руководстве разбойного нападения на частное домовладение группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере ( ч. 4 ст. 162 УК РФ).

Ситуация конечно, критическая, особенно в перспективе санкций по данному составу, учитывая пенсионный возраст, потерю здоровья, подорванное не одним десятком лет проведенное в местах лишения свободы в свои более молодые годы, а также тяжкое заболевание, все это в совокупности, в случае доказанности вины судом, любой срок наказания назначенный судом в пределах данной санкции, приравнивался к выдаче «билета в один конец».

Да и пожалуй даже не это было главное. Уж очень не давала покоя личность моего доверителя, как говорят мои коллеги, правохоронительным органам, а те всеми правдами, а больше неправдами хотели определить «моего дедушку» в места дальние – заповедные.

А предыстория такова, года три тому назад по Московской области, лавинообразно прокатились серии разбойных нападений на загородные дома состоятельных граждан. Преступники действовали нагло, дерзко – вламывались «на плечах» хозяев, связывали домочадцев, и выгребали ценные вещи, главным образом, денежные знаки.

Причем, каждое такое нападение сулило всегда большую добычу, промахов что «зайдут в пустой дом», не делали. Преступления по своему почерку были однотипны, позднее время суток, минимум хозяев или немногочисленная прислуга, средства маскировки и связывание обитателей домов и есть, за чем приходить.

При всем коварстве преступных действий, надо отдать преступникам должное – никто из потерпевших не пострадал и не был лишен жизни. В наше сумасшедшее, циничное время, где цена человеческой жизни девальвирована и мало чего стоит (если вообще еще чего-то стоит) мало кто боится закона и Бога, это равносильно средневековому английскому эпосу о благородных разбойниках Шервудского леса. В одном из таких процессов в то время и мне довелось тогда участвовать. Но мне больше всего запомнилась относительно недавняя история, которая возникла из этих отголосков прошлого.

Мой доверитель не был причастен к разбойному нападению, но в силу своей жизненной позиции, у него не сложились отношения с представителями правоохранительных органов. И эта «любовь» была взаимной, органы мечтали его видеть где угодно, только не на свободе. И тут такой подарок для органов, «висяк» — по которому нужно было работать полицейским, с одной стороны, и большое желание отправить моего доверителя в места дальние, заповедные, с другой стороны, да еще кое-какие детали не в пользу «моему дедушки».

Само постановление о привлечении в качестве обвиняемого состоит в виде приключенческой повести в стиле писателя Стивенсона «Остров сокровищ». Где в качестве капитана Сильвера — мой доверитель, пиратский корабль-внедорожник премиум класса, пиратская команда берет на абордаж неприступные ворота, отключают средства видеоконтроля, выгребает из дома поношенные шмотки, а также серебряные слитки, загружает во внедорожник хозяина дома и смываются с места преступления вместе с похищенным автомобилем. Кроме того, согласно легенде, мой доверитель на своем внедорожнике не выходя из авто, наблюдал за происходящем и руководил операцией, отдавал распоряжения, не выходя из автомобиля, причем указывал разбойникам что делать даже тем, кто был и орудовал дома.

Ситуация для защиты, хуже не придумаешь, не смотря на «натянутость» обвинения поскольку на объективность следствия рассчитывать не приходится. Причем, еще на предварительное следствие «в затылок дышит» вышестоящие структуры.

Ознакомился с протоколами допросов, постановлением о привлечении в качестве обвиняемого и другими процессуальными документами.

Причем наши хитрецы в погонах как всегда в своем репертуаре, будучи человека находящегося в федеральном розыске, допрашивают в качестве свидетеля, мой доверитель дает показания, после допроса в качестве свидетеля, предъявляют обвинения и «гонят допрос обвиняемого». Хотя ничего не изменилось ни с делом, ни с новыми данными, и даже по времени. Не успевает закончиться одно следственное действие, в качестве «свидетеля», где «свидетель» дает показания, отвечает на вопросы, общается, затем резко наступает «вторая смена», прием — старый как мир, честно говоря, уже думал, что об этом «ископаемом» уже забыли, ан нет, еще пользуются.

Процессуальных ошибок – вагон. Но я даже намеренно их не брал во внимание, и Боже упаси, чтобы на этом строить защиту.

Варнинг, эта точка зрения, хороша только для этого случая, и ни коем образом для другого. Здесь как раз самая соль заключается в том, чтобы не делать то, что казалось бы очевидно. Находясь в состоянии неустойчивого равновесия, можно легко «опрокинуть лодку».

Спасло ситуацию, как в старой доброй поговорке, про то, как несчастье помогает. Из всех способов защиты выбрал алиби. То, о чем не сказал мой доверитель во время допросов, поскольку воспользовался ст. 51 Конституции РФ, отказавшись от дачи показаний.

Пришлось поработать с моим доверителем, напрячь его память, для истребования в дальнейшем оправдательные документы из лечебных учреждений, в плоть до каждой медицинской процедуры, чтобы потом разложить данный пасьянс по времени: месяца, числа и часа, а затем сопоставить с местом и временем совершения преступления. Само ходатайство опубликовывать не буду в силу большого количества пробелов и отсутствия уникальности. Для удобства следователя, в ходатайстве охарактеризовал каждый документ по дате и часу, чтоб уж наверняка рассеять всякие сомнения, а там пусть проверяет-перепроверяет.

Я честно говоря думал, что будет на много тяжелее, доказывать то, что по Конституции РФ никто не обязан. И уже мысленно был готов выслушать антиаргументы противной стороны, что мой доверитель якобы прилетел на ковре-самолете из пункта А в пункт В чтобы успеть покрыть значительное расстояние, с капельницей в вене и бригадой врачей-реаниматологов. Опасался различных фальсификаций, но надо отдать должное предварительному следствию, таких вещей оно не делало, за что благодарен.

А по человечески, мне конечно было жаль человека, который не имел отношения к данному преступлению.

Проверив мои доводы, предварительное следствие было вынуждено прекратить уголовное преследование в отношении моего доверителя по п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, за непричастностью к совершению преступлению, признав за ним право на реабилитацию.

Дата публикации: 
09/10/2017

Сейчас на сайте 14 пользователей.